Перевести страницу

Наше творчество

ИЛЬИЧЁВ НИКОЛАЙ

ИЛЬИЧЁВ НИКОЛАЙ

Чудо.

Часто человек проходит мимо чудес природы, которые похожи на сказку.

Вот и я сказкой хочу назвать родник. Он как безответный труженик природы работает, работает день и ночь. От него зависит, что будет с растениями и животными и даже с человеком…


Вы были в утреннем лесу?

Утренний лес необычен, наполнен жизнью и сильно отличается от дневного. Дневной лес – деловит, спокоен, немного ленив. В этом я убедился сам.

Весёлый, озорной утренний лес наполнен громким пением проснувшихся птиц. Еле слышен шелест листьев, ими тихонько играет ветер. Кто-то куда-то летит, ползёт, скачет. Это настоящая жизнь, пусть даже иногда опасная. Лес всегда готов поделиться своей красотой с каждым пришедшим с добрыми намерениями человеком. Этот зелёный красавец дарит нам здоровье.

А какие поляны есть в лесу. Это настоящие ковры: не рукотворные, но сотканные самим лесом. Волшебная сила солнца даст энергию для вызревания лесных ягод. И лес угощает своих гостей лакомствами. В лес надо приходить с хорошим настроением, и тогда храм здоровья распахнёт свои двери и покажет самые укромные места.

Быстро бежит время, и полномочия утреннего леса заканчиваются незаметно, без потрясений. В назначенное время утренний красавец передаёт свои полномочия дневному лесу.



Неудачник.

Моя сестра всегда мечтала иметь сиамскую кошку. Своей мечтой она делилась со всеми: друзьями, родственниками. И вот однажды её одноклассник Зуфар Хаиров решил подарить ей котёнка. В течение целого дня сестра была счастлива: наконец, её мечта сбылась -  после уроков можно было получить долгожданный подарок.

Разочарование было полным, потому что котёнок оказался никаким не сиамским, а обычным, пёстреньким, худеньким, на длинных тоненьких ножках,  с шерсткой - дыбом. Ещё он был диковат:  пищал, царапался. Ну, никакой породы. Увидев на лице моей сестры разочарование, Зуфар поспешил оправдаться:

- У него бабушка была сиамской.

- А почему он такой дикий?

- Ты знаешь…он родился в трубе, которая лежала возле дома, и мы долго не могли его оттуда вытащить, - принялся рассказывать Зуфар.

Жалея судьбу  котёнка, сестра взяла его…Мечта мечтой, а жалко! Да и подарок всё же! Да, тогда ещё никто не знал, что котёнок -  настоящий неудачник с  самого своего рождения.

Звали котёнка Зака. Почему? Я не знаю! Переименовывать мы его не стали. Дома мы называли его Зефирчиком, Закушкой. Сколько мы его ни кормили (мама даже витамины кошачьи покупала) кот был худым, с взъерошенной шерстью, и ужасно шкодливым, тащил все, что мог достать. Стащит, надкусит и бросит на пол, а сам уйдёт. Начинают его ругать, он сожмётся  в комочек, глаза закроет и сидит. Зака никогда не прятался, как другие кошки, не забивался под кровать. Он делал так: закроет глаза, видно, думает, что его не видят, он-то - никого. Не соскучишься, одним словом!..

Далеко от дома он никогда не уходил, потому что его всегда гоняли соседские кошки. А нам часто приходилось его спасать. Поэтому если Зака  и выходил на улицу, то только с кем-то из семьи. Покрутится - и снова в дом.

Мышей ловить не умел, от мамы-кошки его взяли маленьким, а природного охотничьего инстинкта, наверное, не было.

Однажды вечером мы всей семьёй сидели на крылечке, Зака тоже крутился неподалёку. Вдруг подбегает к нам, неся в зубах мышку. Подбежал, бросил мышь и смотрит, ждёт, когда его похвалят. Мы - в шоке: наш кот поймал мышь! О, радуется вся семья! Сестра начала гладить, хвалить его. Зака лёг, ластится. А папа засмеялся:

- Смотрите, а мышь-то почти высохла! Это где ж ты её нашёл, глупый?

Кот как будто  понял, что говорят о его добыче. Подошёл, понюхал, отошёл,  и … вообщем, ему стало плохо. После этого с охотой он совсем завязал: больше мышей он  не ловил. Не любил, и всё тут!...

Хоть и говорят, что кошки не могут любить, что-то чувствовать, но, по-моему, это не так. Они очень преданные животные. Зака всегда мог узнать по шагам каждого из  членов семьи. Меня с сестрой, к примеру,  он встречал на подоконнике. А маму или папу -  возле двери: сядет и ждёт, когда ему почешут шейку. Если этого не сделают сразу, как войдут, то он будет тереться под ногами, мешать, пока не споткнуться и скажут:

- Ну,  давай, лежебока! – и начнут гладить. А кот-то довольный!..

…В 2004 году мы задумали переехать из Казахстана в Россию. Вещи сложены, погружены, осталось найти кота и самим сесть в машину. Сестра отыскала любимца, и мы поехали. Зака сначала вёл себя спокойно, ему даже нравилось смотреть в окно. Но потом коту, видно, надоело. Он стал вырываться, царапаться, шипеть. Успокоить мы его не могли, он метался по машине, как ненормальный. Пришлось засунуть его в мешок. Зака притих, и мы продолжили путь. Немного погодя, кот снова стал возмущаться, а потом поднял такой крик. Он орал так, что папа остановил машину и сказал:

- Успокойте его, или мы его оставим здесь.

По-моему, кот сразу понял, что это серьёзная угроза, и замолчал. До места мы благополучно добрались в сравнительной тишине (не беру в расчёт те редкие мяуканья, больше похожие на вздохи, когда кто-нибудь из нас,  неловко подпрыгнув на очередной кочке, придавливал бедному узнику хвост).

Новый дом коту понравился, он прямо-таки «расцвёл». Из худого замухрышки превратился в солидного  и важного кота. Зака уже не боялся уходить из дома и пропадать надолго. А вот шкодливость у него осталась.

Как-то раз мы торопились в гости и оставили на столе литровую банку из-под сметаны. Зака решил, что дно надо вылизать и сунул голову в банку. А так как кот располнел, то легко вытащить из банки голову ему не удалось. Он прыгнул со стола, банка разбилась, а горлышко от банки осталась у кота на шее. Когда мы вернулись, Зака радостно бежал нам навстречу, на шее у него красовался стеклянный ошейник, снять который мы никак не могли: кошачья голова не давала этого сделать. Пришлось нести Заку на улицу и потихоньку разбивать его украшение. С тех пор банкам он стал относиться с опаской. Но, надо сказать, продолжал шкодить, хотя уже так, для поддержки своего имиджа.

Вот у соседа появилось увлечение – голуби. У нашего кота - тоже. Частенько кот сидел в засаде, пока голуби ходили по двору. Мама всё сокрушалась:

- Добром это не кончится. Или голуби пострадают, или наш кот. Вместе они не уживутся.

Однажды утром  мама и сестра ушли на базар, кот - на улицу, а мы с папой были в доме. К обеду все собрались, кроме нашего Заки. Да и к вечеру он не вернулся. Не было его и на следующий день, и через неделю. Сколько мы  ни расспрашивали и ни искали, нам так никто и ничего не мог сказать про нашего кота. Мы долго надеялись, что Зефирчик вернётся. В каждом похожем коте видели его.  

С нами Зака прожил шесть лет, стал настоящим членом семьи. Его полюбили, несмотря на все его кошачьи недостатки.

Мы то с папой знаем, что на самом деле произошло с Закой. Нам соседка рассказала, как подростки пили пиво и издевались над котом. Спасать животное было уже поздно. Мы решили ничего не говорить ни маме, ни сестре. Просто кот ушел…

Вот так печально все и закончилось, спросите вы?

Нет.

В одно раннее утро на нашем пороге мы обнаружили маленькую, грязную копию нашего Заки…

Жизнь продолжается…


Старая фотография.


Великая Отечественная война – тяжелейшее испытание, выпавшее на долю русского народа.

Нет семьи, которую не затронула бы война. В моей семье тоже воевали – это мой дедушка – Карпаев Павел Фёдорович. Вот лежит передо мною его фотография:  ему всего восемнадцать лет, он только закончил учёбу в зенитно-артиллерийском училище и ему присвоили звание – лейтенант. Когда я смотрю на эту фотографию, вижу, какой молодой был мой дедушка, но уже такой сильный. Сильный духом, верой. И это подтверждают его награды. У него два ордена «Красная звезда» и очень много медалей. И сегодня, спустя годы, его награды помогают мне почувствовать значимость победы. О чём думает мой дедушка на этой фотографии, я не узнаю никогда. Мне очень досадно, что мы мало могли общаться. Я был совсем маленький и ничего не понимал, да и дедушка не очень любил рассказывать о войне.

 Знаю лишь то, что мой дедушка очень хорошо учился в школе. И мечтал стать геологом. Ему очень нравилось читать о путешествиях, он любил природу. Но этому не суждено было исполниться. Началась война.

У дедушки всегда были очень добрые глаза. И на этой фотографии это заметно. Дедушка уже знал, что направлен на Западный фронт. Он до конца войны был на фронте. После взятия Кенигсберга был направлен на первый Дальневосточный фронт в составе тридцать третьей дивизии. Мой дедушка был оставлен в группе советских войск, находящихся за границей. И только в 1957 году в звании капитана вернулся домой.

И начался другой фронт – трудовой. С тех пор прошло более 60 лет. Но мой дедушка и другие люди и в сегодняшние дни являются примером для своих детей, внуков. Все они настоящие герои.

Эти люди смогли с честью выдержать и победить войну, это настоящий подвиг. Грустно сознавать, но сейчас для многих это просто слово, хотя и торжественное, сочетание звуков. Я считаю, что один день на войне это уже подвиг. Сколько молодых ребят совершали этот подвиг в течение четырёх лет.



Большое путешествие.


Чем запомнится уходящее лето? Для одних - новыми открытиями чего-то нового, для других - путешествиями.

Моё путешествие в Екатеринбург было необычным. Во-первых, я впервые уехал далеко от дома, а во-вторых, столько нового и необычного: сосновый лес, Уральские горы, река Исеть, монастырь…

Путешествовать на автобусе намного интереснее, чем поездом или самолётом. Автобус едет потихоньку, часто останавливается можно немножко погулять, посмотреть.

Дорога в Екатеринбург идёт через Уральские горы. Иногда скалы, нависающие над дорогой, похожи на притаившихся драконов. Сосновый лес в горах тоже своеобразный, его можно увидеть в двух разных видах: одновременно это «изнутри» над собой и далеко внизу. Когда деревья, возвышаясь, словно наступают на тебя и уходят по склону. Сосны, высокие, стройные, стоят близко друг к другу и приветствуют проезжающих дружной командой, другие, как бы закончив службу, идут отдыхать, если смотреть на них сверху вниз. Но больше всего мне понравился монастырь…

Я много читал про царя Николая II, и мне очень хотелось побывать на месте его гибели.

На месте Ганиной Ямы построили монастырь во имя Святых Царственных страстотерпцев. В середине XIX века, когда на Урале многие заболели «золотой лихорадкой» подрядчик Гавриил купил участок земли. Он надеялся отыскать на нём золотую жилу, золото он, конечно, не нашёл, а вот железная руда здесь была. Местные жители владельца рудника называли по-простому – Ганя, с тех пор самая большая разработка рудника и стала именоваться Ганиной Ямой.

Со временем добыча руды прекратилась, рудник был заброшен. И в начале XX века разработки затопило, они превратились в озёра, шахты обвалились, поросли травой и лесом.

Ранним утром 17 июля 1918 года Ганина Яма стала пристанищем 13 членам царской семьи и 4 верным слугам. Тела мучеников сначала сбросили в затопленную шахту, а затем достали и расчленили и в течение двух суток уничтожали огнём и серной кислотой.

В советское время Ганина Яма была для местных жителей «зловещим местом». Но несмотря на запреты, стали появляться богомольцы, которые приходили поклониться святой земле. А с 2000 года началось строительство храма.

В монастыре несколько храмов: храм во имя Святых Царственных Страстотерпцев, храм иконы Божий Матери «Державная» и другие.

Рассказывают, что когда шло строительство, во время земляных работ на метровой глубине был обнаружен известковый слой – свидетельство того, что здесь ещё уничтожали людей, обливали их серной кислотой и засыпали известью.

Всё это место действительно наполнено покоем, умиротворённостью. Люди разговаривают вполголоса, даже дети ведут себя как взрослые. Не шумят, не бегают. Есть святой родник. Люди здесь набирают воду, пьют, берут с собой.

Очень много паломников, даже и из других стран. Я видел людей, которые приехали из Австралии на машине, чтобы увидеть святыни. После посещения монастыря я понял, что люди приходят не только, чтобы увидеть внешнюю красоту монастырских храмов, но и за укреплением веры, поддержкой.

И мне кажется, что после посещения этого места люди преображаются, становятся добрее.


Мы в ответе …


Много говорится и пишется о наших домашних животных – кошках, собаках, птицах. Но каждый раз, когда встречаешься с человеческой изменой и жестокостью, ощущаешь своё бессилие.

Люди всегда стремились к общению с живой природой. Поэтому заводят себе кого-то. Любимец радует нас, мы любуемся игрой смешного котёнка, слушаем чириканье  птиц. Животное становятся зависимыми от нас физически и эмоционально.

Животные не предают нас, а мы?

Сколько можно увидеть собак или кошек возле магазинов. Людям не помешало бы поучиться благородству и разумности у животных. Сколько примеров: кошка выкормила щенков, собака – котят. Они живут по своему закону природы: проявляют заботу, преданность.

Вряд ли мы понимаем этот закон. Заводим существо, а надоедает -  выбрасываем. Беззащитность животных – это зависимость, а зависимость всегда бесправная. Нам, людям, надо научится жить, понимая закон природы: забота, любовь.


Рыженький - помеха.


Нашей кошке Нюте всего год, а у неё уже родился котёнок. Братьев и сестёр у него не было. Да и кошка отнеслась к этому событию, как к помехе. Забывала кормить своего ребёнка, уходила гулять и пропадала. В общем, была не очень хорошей мамашей.

А котёнок, маленький рыженький клубочек, которого мы назвали Персиком, рос и становился очень смышленым. Любил играть, но больше всего ему нравилось играть с хвостом матери. Лежит Нюта в тенёчке, отдыхает, только хвостом туда-сюда водит. Персик радостно бежит к матери к матери и давай веселиться. Кошка сначала терпит, потом пытается успокоить Персика. Но шалун и не думает успокаиваться.

Я решил помочь Нюте, отвлечь котёнка. Налил в миску молоко, поставил под дерево. Кошка встала и пошла к миске, Персик следом бежал. И вдруг внимание Нюты привлекли два молоденьких воробышка, прыгающих по тропинке. Мгновенно кошка превратилась в хищника. Сделала несколько прыжков, поползла по траве к ничего не подозревающим птицам. Сомнений у меня не было: сейчас она схватит добычу!

Помешал матери сынок. Персик, спокойно сидевший в тенёчке, увидел, как мать от нетерпения машет хвостом, и решил, что игра продолжается. Подбежал. Схватил мать за хвост и давай кувыркаться. Это увидели воробьи. Громко пискнув, они взлетели. Прыжок был неудачным, кошка схватила пустоту…

Нюта  разочарованно пила молоко. А рыженький помеха опять пытался схватить мать за хвост. Поев, она  как обычно ушла по своим делам, а Персик остался со мной.


Здравствуй, зима.

Сегодня с утра пошёл хлопьями настоящий снег. До этого было что-то непонятное и дождь, и снег и мелкая, жёсткая крупа. Смотришь на снег и на душе радостно. Он прикрыл изъяны дворов и создал праздник.

Молодые топольки ещё не всю сбросили листву и теперь ветки-руки, насобирав хлопья снега, опускаются к земле. Зима нахлобучила шапки  на крыши домов. Из-за снега вечер стал светлее.

Фонарь на столбе возле дома обиженно и близоруко смотрит в пространство, снег и ему залепил глаза: «Не подсматривай!»

Из дома соседей выбежала девочка с санками – это Маринка. Она остановилась и закричала: «Здравствуй снег, здравствуй зима!»  


Непокорённый.

Первый раз я увидел Новопавловский родник в июле. Его расчистили и зацементировали, воду пустили через трубу.

А в августе вода уже просачивалась из-под цемента.

У меня возникло такое чувство, как будто родник живой и он не хочет быть закованным и посаженным в клетку. Он борется и сбрасывает цементные оковы. Родник словно протестует и не хочет повиноваться человеку. Вода через трубу почти уже не текла, а пробивалась по бокам.

В сентябре родник все-таки смог освободить себя, большой кусок цемента отпал,  и вода стекала по камням. Природа победила  человека, который пытался навязать свою волю. Родник не покорился. Вода весело журчала, источник существовал своей жизнью.


Дорогие люди.


Листая семейный альбом, я нашёл фотографию, на которой стоят два моих деда. Они фотографировались на День Победы, 25 лет назад , возле памятника героям войны. Я смотрю на фотографию и узнаю знакомые черты их лиц. Это близкие родные мне люди, мои дедушки – Иван и Павел.

Они оба родились в селе Покровка Абдулинского района, ходили в школу, мечтали. Дед Павел хотел стать геологом, а дед Иван – лётчиком. Но этому не суждено было исполниться, началась война. Дедушки ушли на фронт.

В 1941-ом году семнадцатилетний Павел, закончив учёбу в зенитно-артиллерийском училище, в звании лейтенанта был направлен на Западный фронт. После взятия Кенигсберга его направили на первый Дальневосточный фронт в составе тридцать третьей дивизии. Дедушка был оставлен в группе советских войск, находящихся за границей. И только в 1957 году в звании капитана вернулся домой. У него много наград: два ордена Красной звезды, орден Отечественной войны и медали.  

В декабре 1943 года, когда деду Ивану исполнилось восемнадцать, он тоже ушёл на фронт. Сначала он месяц проходил курсы молодого бойца в Алкино, это под Уфой. Потом его отправили в город Абакан Красноярского края, где он учился на механика по вооружению самолётов. После училища был направлен в Польшу. Там он принимал участие в боевых действиях. У деда Ивана много наград. С войны он вернулся в 1952 году.

После войны оба моих дедушки трудились в родном колхозе. Деда Павла назначили бригадиром тракторной бригады. Позже он работал инженером, потом его избрали председателем сельского совета. Дед Иван очень любил технику, поэтому всю жизнь связал с тракторами. Был механиком в колхозе и бригадиром тракторной бригады. Оба моих дедушки пользовались большим уважением у людей. У обоих много Почётных грамот и Благодарственных писем за их труд.

Я говорю о дорогих и близких мне людях в прошедшем времени, потому что их уже нет с нами. Деда Ивана 9 лет, деда Павла 8 лет. Время неумолимо и оно не дало мне больше времени для общения с дорогими людьми. Моя память всегда будет хранить тёплые воспоминания о моих дедушках: Ильичёве Иване Никифоровиче и Карпаеве Павле Фёдоровиче.


Луч радости


Пустынные улицы. Блёклое усталое небо. Солнце появилось откуда-то из глубины, но лучи его холодные. Ходить по комнате очень одиноко, тикает будильник, болтает телевизор, а в окне – тишина. Солнце несмело заглянуло в окно. Я чувствую, что оно услышало мою просьбу. Вот лучик прошёл через меня, тьма и сырость отступили. Солнце – радость, которую ждёшь. Нежность, которую хочется принять. Добро, которое возникает из ничего. Лёгкость. И ты чувствуешь, как вырастают крылья.


Незваный гость


У нас в сирени живёт воробей. Он почти стал членом нашего небольшого хозяйства. Правда кошка Нюта не хочет принимать его в семью. А он не очень-то и расстраивается. Сядет на ветке, распустит пёрышки, осмотрится по сторонам и начинает чирикать.

Однажды кошка попросилась на улицу. Открываю дверь, на ступеньке - наш воробей. Головку задрал вверх, на меня смотрит. Доля секунды - и Нюта из под моих ног прыгнула на птичку. Воробей быстро залетел в коридор и устроился на шкаф. Кошка опешила от такой наглости, мяукнула, как бы пытаясь сказать мне: «Ну, что? Убедился? Я всегда считала, что своё имя он получил за вороватость натуры, готовность что-нибудь натворить! Вора-бей.» Я же решил, что воробей просто испугался. Кошка, оставшись при своём мнении, давай гонять его по помещению. Крыльев у кошки нет, а воробей словно надсмехается над усатой «охотницей»: летает с места на место. Я быстро открыл дверь настежь, отошёл и жду – вылетай, спасайся. Не вылетает. Пищит, словно смеётся над кошкой. Пришлось мне кошку схватить и отнести в комнату. Нюта, обычно, очень миролюбивая, вырывалась, царапалась, мяукала, как бы говорила: «Дай я сама разберусь, раз ты не можешь».

Когда я вернулся и стал выгонять воробья, тот очень не хотел вылетать. Еле выгнал я незваного гостя. Потом сел он в двух шагах от входной двери на провод, но не улетел. Только потом я догадался, почему воробей такой смелый. На шкафу целый пакет семечек лежал. Семечки высыпались, и воробей, видно, не в первый раз залетал пообедать.


Свечка


Я смотрю на свечку, и мне кажется, она живая. Её маленький цветочек света слегка подрагивает. Сине-желтые лепестки собраны в бутон. Такой маленький огонек, а может так много. Наполнить это пространство светом, дать немного и даже поговорить.

Я спрашиваю, а свечка отвечает, пусть не словами, потрескиванием. Но дает надежду, что понимает меня. Почему так жесток мир, сколько зла, черной зависти? Она успокаивает и говорит: «Все будет хорошо». Еще несколько минут, и волшебство закончилось. Свечка догорела, щелчок - и тишина. Остался маленький огарочек…


Волшебница


Вот и пришла, наконец, зима. Долго же в этом году Осень не хотела отдавать ключи от земного царства. Ей хотелось, чтобы снега не было и на Новый год. Было бы необычно. А может Зима и сама не хотела начинать свою пору. Кто знает чародейку – Зимушку?

То она злая, беспощадная, то волшебная и очаровательная. Её настроение меняется очень быстро. Вот она добрая и сразу становится теплее, воробьи щебечут от счастья. Начинает злиться и уже не кого не щадит: воробьёв морозит, детей за нос и щёки щипает. И вдруг волшебница-Зима открывает свой ларец, достаёт волшебную палочку и с неба падают снежинки. Весёлой стайкой кружатся они, а потом опускаются на землю. Одевают её тёплым пуховым одеялом. Солнечные лучи, проходя сквозь причудливые облака, рассеиваются на голубоватом снежном покрывале. Воздух тоже голубоватый незримо перемешивается. Холодно. Но всё равно хорошо, что пришла зима!


Ильичёв Коля

ИЛЬИЧЁВ НИКОЛАЙ

Кристина

Молодец! Продолжай в том же духе!

Комментировать
Вязовик Анастасия

Великолепно!